tikkey: (Лошадь)
В Петербурге прошел мелкий дождичек
В Летнем саде свистят соловьи.
А по Невскому мелкой походочкой
Шел домой композитор Кюи.
Он не думал про кварты, про терции
Да про где бы сонатку издать,
А про фортеции все, про фортеции
И как лучше окопы копать.

В этом деле он был понимающий
И Отечеству преданный сын,
Ну и что, что друзья да товарищи
Композиторы все как один.
Он гордился отличною выправкой
И в училищах преподавал,
Правда, очень начальству не нравилось,
Что он втайне романсы писал.

И за странные эти умения
И за тонкость в евонной душе
Не давали ему повышения
И грозили уволить вообще,
А Кюи был семейным мужчиною,
Не какой-нибудь ферт-ловелас.
А что жену его звали Мальвиною,
Так не сама ж она так назвалась.

Сам Михайла Димитревич Скобелев
Ему письма с Дунаю писал:
Мол, спасибо за ваши учебники,
Что я турка по ним побеждал.
Так что зря вы, потомки, набросились,
Зря ухмылки кривите свои.
Не дадим опорочить фамилию
Генерал-инженера Кюи.
Он бухнуть по-российски не брезговал,
Он к военному делу привык.
Его звали по паспорту Цезарем.
Ну а так - был нормальный мужик.вот! )

м-царт

Dec. 5th, 2012 05:56 pm
tikkey: (поумничай мне тут!)
Темною ночью все уж уснули,
В доме холодном лампадка горит.
Маленький мальчик в бедной одежде
Папе, рыдая, в слезах говорит.

- Милый папаша, мне хочется кушать,
Дайте, папаша, хоть хлебца кусок!
- Не дам тебе хлеба, не дам тебе супа,
Пока не сыграешь сонату, свинья!

- Милый папаша, озябли ручонки,
Холодно пальчикам клавиши жать!
- Заткнись и работай, ленивый ублюдок!
В гроб ты родителей хочешь загнать!

В детской кроватке не спит до рассвета,
Братца жалея, малютка-сестра.
А маленький Вольфганг сонату куячит,
Которую папа состряпал вчера.
А маленький Вольфганг сонату куячит.
А через неделю к курфюсту пора.

Вырастешь ты - и тропой музыканта
К славе бессмертной пройдешь до конца.
А что же есть гений - капля таланта
И патерналистская морда отца.
tikkey: (мать тулузский помидор)
Вчера был архитеплый вечер в нежнейшей атмосфере кирпичных подземелий "Странного места". По мрачным готическим подвалам неслышно струилась серой цыганской тенью красавица [livejournal.com profile] baro_drom, поила всех чаем и плела будущее, Ёрл, ясное дело, народный герой, Иллет была прекрасна, как степная богиня, а мы набрали в шляпу 1300 рублей для Инки, не считая мелочи! Везу оставшиеся шарики в Питер, продолжим сбор - и отошлем уж все разом.

А я внезапно написала еще одну гоп-песенку, оскорбляющую чуйства всех, кто за высокое искуйство. И ничего не могу с собой поделать. Они копятся, как совы... Неужели альбом? И остаться в памяти человеков хулиганьем неумытым... ну, что ж...

Всем моим консерваторским друзьям посвящается...


В английский порт зашел рассейский клипер,
Он из Норвегии шел очень много дней.
Все моряки на нем желали выпить,
И чтобы с девками, а вовсе не одне.
Команда ваксой чистила ботинки,
Чтоб честь рассейского мундира не срамить.
И был там мичман Николай, собой пригожий, как картинка,
И он не знал, как можно плакать и любить.

Пришли они в портовую таверну
До развлечений жадною гурьбой.
И ради смеха или по неразуменью,
Они забрали Колю-мичмана с собой.
А мичман шел и ничего не видел,
Окромя моря и пенистых валов.
А в той таверне крошка Дженни на расстроенной рояли
Играла песенки британских моряков.

Те звуки немудрящие рояли
Вонзились в душу мичмана как нож.
И он внезапне ощутил тоску любви, тоску печали
И вдохновенья сладостную дрожь.
И встрепенулся юный мичман Коля,
И загорелись пламенем глаза...
И он рванулся к этой девке за расстроенной роялей
И заорал: "А ну, пошла отсель, коза!"

Он до рассвета мял его, и мучил,
И клавиши безжалостно терзал,
А поутру, опухший и помятый,
"Анданте" кончил - и под стол упал.
Да, поутру, опухший и помятый,
"Анданте" кончил - и еще полсуток спал.

За выходку, позорную для флотских офицеров,
на гауптвахту хулиган пошел.
Но долго вспоминали при звуках той рояли,
как Римский-Корсаков совсем с ума сошел.


Все прочее моральное разложение - по тегу композиторы
tikkey: (сонный тролль)
А жил был Петр Ильич Чайковский.
Простой российский человек.
Его любила всей душою
Надежда Батьковна фон-Мекк.

Чайковский был гоним нуждою,
над ним смеялась вся Москва,
Одна фон Мекк его любила,
в чем перед вечностью права.

Она ему писала письма
и высылала векселя,
чтобы он кушал-одевался,
живучи лишь искусства для.

Но мужики - козлы от века,
чего и ждать еще от них!
В газетах новость прописали,
что Петр Ильич теперь жених.

Одна московская шалава
за ним охоту повела.
Своею наглостью лукавой
она в полон его взяла.

Он стал женатым человеком,
Фон-Мекк осталася вдовой.
Её фамилия фон-Мекков
скорбя качала головой.

И так и мучились все трое
об эту тяжкую напасть.
Но все же дружба и участье
не дали гению пропасть.

А как в Америку он съездил
и стал богат и знаменит,
так про Надежду Филаретну
ваще не вспомнил, паразит.

Носил он модную одежду,
на тройке ездил лошадей,
а друг его, фон Мекк Надежда,
жила в чахотке и нужде.

А он себе купил поместье,
завел роялей штуки три
и пил шампанское ночами,
играя гаммы до зари.

Но на заре его душою
овладевали мрак и стыд.
И он желал одной лишь смерти,
хотя богат и знаменит.

Он пел романсы жидким басом,
сдержать не в силах горьких слез.
Он был известным пидорасом,
хотя и гений, нивапрос.

И стоило только распланировать себе жизнь до воскресенья, как приходит мой соаффтар с предложением, от которого нельзя отказаться...
И в результате что мы имеем? В результате мы имеем сегодня вместо репетиции - сиденье на работе за файлами, утешаясь только попутным написанием песни про Чайковского, завтра - удрать с работы пораньше и отправиться петь с любимым и родным хором музыкальные произведения духовного характера в Культурный центр на Покровке. А на следующий день -  пару часов в Сочельник, перед мессой, посвятить распеванию всяческих рождественских песенок и откровенных хулиганствий в музее Скрябина, на самом что ни на есть закрытии "Даров Волхвов". А потом - на мессу.
А на следующий день - в 12 - на мессу, с хором, а вечером - в "Археологию". Но с Фанни!!!
tikkey: (ах!улиточка)
По результатам буйного вакхического веселья: за роуялем - сам Саша из Барвихи, за спиной Скрябин (фейспалм!), по стенам - многоцветье всего подряд - выставка "Дары Волхвов" процветает, ширится и пенится. По залу летучей тенью в бархате и сияньи кованой медной розы проносится Кса. Суббота, вечер, Николопесковский переулок. Мотив известной.

Александр Скрябин, русский композитор.
Много он симфоний написал.
А Стравинский Игорь, тоже композитор,
На него зубами скрежетал.

Вот однажды Скрябин вышел прогуляться,
По Арбату типа походить.
А Стравинский Игорь, зная это дело,
Скрябина решился подловить.

Александр Скрябин в спинджаке французском,
У него ботинки - первый сорт.
А Стравинский Игорь - пьяный и помятый,
И собою страшный, словно чорт.

Вот гуляет Скрябин, ходит по Арбату,
В галстухе, при шляпе и пенсне,
А Стравинский Игорь шасть ему навстречу:
"Не зайдете в госте ли ко мне?"

Александр Скрябин говорит учтиво:
"Так у вас же завсегда бардак.
Лучше мы в подвале передернем пива".
Это был неосторожный шаг.

Скрябин отвернулся ровно на секунду,
Чтобы папироску запалить,
А Стравинский, падла, в пиво димедролу
Скрябину успел-таки подлить.

Александр Скрябин даже на портрете
Держится за голову рукой.
Пиво с димедролом не мешайте, дети,
И не пейте с всякой шантрапой.

ПРИПЕВ:
Скрябин! Ты нам отец родной.
Скрябин! Россия за тобой!
Скрябин, за шутку свинскую
Прости Стравинского.


November 2014

S M T W T F S
      1
2345678
91011 1213 1415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 10:54 am
Powered by Dreamwidth Studios