tikkey: (Т)
ключи1

Белым инеем по утрам покрыта трава.
Бледным золотом светятся листья в осенней мгле.
В небе стук-постук - глухой и слышный едва,
Двери неба снова захлопываются к зиме.
В ожиданье мороза, мертвого декабря,
Тошной слякоти, зимней распутицы невпопад -
Щели заткнуты, чтоб не выстуживать небо зря.
Двери неба до срока запертые стоят.

Эта дверь - она занавешена кисеей.
Полотняный город средь сосен за дверью той.
Эта дверь заложена наглухо кирпичом.
Там улитка ночью танцует перед свечой.
Эта дверь - на ней амбарный замок висит.
Там, за дверью, океан о скалы гремит.
Эта дверь - неясным пятнышком с высоты...
Там над белой дорогой желтого дрока кусты.
Эта дверь простая, серая, - а взгляни:
Там ночное море и по берегам огни.
Эта дверь железом кованым укреплена,
А за нею звезды и синяя тишина.

Двери неба замкнуты накрепко, на засов,
Полосою туч от небес отрезаны мы,
И пока снега осыпаются с облаков,
Двери заперты изнутри до конца зимы.
А мой друг между тем где-то там, высоко в ночи
Не смыкая глаз до утра мастерит ключи.
И всю ночь напролет, пока солнышко не взошло,
Окунает их в золото, олово и стекло.

Этот ключ, на котором бусина-виноград,
Отпирает калитку в полуночный мокрый сад.
Этот ключ, опоясанный белым прозрачным льдом,
Запирает дверь, за которой застывший дом.
Этот ключ в кольце веселого янтаря
Полыхает весенним жаром средь января.
Этот ключ в стекле, что горит, как ночной рассвет, -
Для того, чему и названия в мире нет.
Ключ от ноября перевит полынным листом
И гранатовый камень звездою горит на нем.
Этот черный ключ - для двери черного дня...
И один, совсем особенный, - для меня.

Там за дверью, в холодном мареве видной едва,
Льются свечи в зеленых сумерках Рождества.
Золотые бусы, орехи, серебряный шар,
Смотрят вол с ослом задумчиво на алтарь.
С этим ключиком мне не нужно уже ничего.
Он от двери, за которой всегда Рождество.

===========

А мои прекрасные друзья-химеры опять с шумом и грохотом улетели на выставку "Огнерожденного стекла". Самое время, ящетаю, уж больно все кругом холодно и кошмарно. А выставка будет до воскресенья, завтра там - самый цимес, блеск стеклянных шаров, бусин и рыб, кольца, кувшины, браслеты - буквально лучшие стеклянных дел мастера съехались в Москву. Вот такая там Карекс сидит за стендом и как бы говорит: не проходите мимо! (Театр Дизайна "Сокол", г. Москва, м. "Сокол", ул. Балтийская, дом 11, вход - 250 рублей)



Ну а песенка - так и есть песенка. Ключики очень эти от [livejournal.com profile] mark_i_alienor мною любимы просто...
tikkey: (птичка сидит)


На начало карнавала было небо
Синее, как птичьи перья.
У нее была бабушка, мать и брат,
Мать была служанкой у отца Анри,
Варила еду, убирала в церкви,
Бабушка никак не могла умереть,
Не умерла и теперь,

А Розу Кармель знали все в округе,
У нее была большая голова
На скрюченном маленьком теле.
Из двадцати семи лет - двадцать два
Она провела в постели.
С утра ее выносили за дверь –
И она там весь день лежала.
Но у Розы Кармель была своя страсть.
Она любила карнавалы.

Когда за стеною барабаны загремят,
Заплещутся бусы и тряпки золотые,
Роза Кармель забывает, как дышать,
И тает, тает в расплавленной стихии.
Ее бы растоптали в этой толпе,
Но барабаны… Эти барабаны…

У нее была большая голова
И сухая тонкая кожа.
На нее и не взглянет мадмазель Шарлота,
И Эрзули не взглянет тоже,
Но каждую ночь кривым коготком
Она рисует алтарь с гробами –
И ждет, ждет, когда в нее войдет
И сожжет ее скудную память.

И грохнут барабаны, завертится мир,
Громче! Громче! Приходите, боги!
Роза Кармель встает среди тьмы
На скрюченные ноги, скрюченные ноги,
И качается ее большая голова,
И гремит, будто марракаса.

У нее была большая голова
На скрюченном маленьком теле.
Год за годом она оставалась жива
И ждала карнавальной недели.
А на следущий день после Марди-Гра
Ее относили к храму
И отец Анри ставил пепельный крест
На бабушку, Розу и маму.

Брат у Розы был тонтон-макут,
И кто бы что мог поделать,
Когда священник однажды пропал,
А церковь дотла сгорела…

Кто сказал, что мертвые не могут танцевать?
Могут, могут, под барабаны могут.
Мы с тобой проснемся и отправимся гулять
Совсем немного, ну правда же, немного,
Ровно столько, чтобы услышав барабан,
Прийти туда, где Роза, где пляшет Роза…
tikkey: (Т)
ворон1

Матушка, моя матушка!
Мне дом - не дом и стены - враги.
Матушка, моя матушка!
Даже в ясный день не видно ни зги.
Пот по лбу струится струями,
И глаза слезами полны до краев.
Черный ворон железными крыльями
Стиснул бедное сердце мое.

Матушка, моя матушка, -
Вот он летит и победно кричит,
И очи его словно уголья
Надо мной полыхают в темной ночи.
Прогони его, мама, выгони -
Пусть улетает в свое жилье.
Черный ворон железными крыльями
Стиснул бедное сердце мое.

Если бы кто и любил меня -
Не спасла любовь меня, не спасла.
Он говорил, будто ты меня
Ещё до рожденья ему отдала.
Алым сияет чело его,
Крылья ходят быстрей и быстрей.
Черный ворон с железными крыльями
Прилетел за добычей своей.

Матушка, моя матушка -
Что же ты сделала, как могла!
Неужто для черного ворона
Ты на свет меня родила?
Нет у меня ни сестер, ни братьев,
И тело мое - лишь прах да зола.
Злая птица с железными крыльями
Сердце мое в когтях унесла.

ворон 3

вороны - здесь. Мастер [livejournal.com profile] dalyeth
tikkey: (ежевика)
стекло 2
Друг мой, видишь, как все непросто...
Зима пришла на Стеклянный остров.
Адвент горит фиолетовыми огнями
На изломах зелено-льдистых венков.
Я бесцельно мотаюсь по свету,
Все ловлю суррогатное лето,
Несусь по белесой тьме, больной постоялец
Промерзших насквозь ночных жестяных поездов.

А там, в темноте, где земля похожа на камень,
Светится только одно в мире окно.

Там мой друг средь ночного мрака -
Несменяемый мой фонарщик,
Беспечный смотритель домашних вулканов,
Вечный страж стеклянного маяка.
Ты колдуешь в ночи над миром,
И паденье стеклянных капель
Отмечает еще одни круглые сутки.
Я не сплю в ожидании отблеска...

Плавится серебро в стекле раскаленном...
Бусина наполняется глубиной.

Вот такое у нас занятье -
Я летаю себе по свету,
Рассыпаюсь на мелкие части:
В каждом городе что-то да оброню...
Ты воруешь из райского сада
Наливную стеклянную ежевику,
Бездны синих и золотых галактик,
А в перерывах пишешь мне смски -
типа решишь вернуться - лети к огню.

Я засыпаю в железнодорожном гуле.
Ты на посту. Мой Аваллон со мной.

ключи1

ничего не могу поделать. Друг мой [livejournal.com profile] mark_i_alienor, твое цветное стекло - это то, что меня выносит на раз...
tikkey: (заметки на полях)
инферно

Наша королева - ведьма! ведьма!
Я точно говорю вам - ведьма! ведьма!
Она бегает на кладбище по ночам,
Наша королева-ведьма.

Она никому не может сказать ни слова.
Как бы ей ни хотелось - не может сказать ни слова.
Она только плачет, когда уж слишком херово.
А после пойдет умоется - и по новой.
Она молчит и прячет руки под фартук.
Прячет руки под грубый холщовый фартук.
Руки в мозолях, ссадинах и ожогах,
Руки королевы, нашей королевы.

А на кладбище тихо, на кладбище страшно,
Ламии-ведьмы сидят на могилах,
Роют свежую землю стальными когтями.
Рвут мертвецов - пожирают смердящее брашно,
Гул колокольный плывет темно и уныло.
У нее земля под ногтями!

Наша королева - ведьма! ведьма!
Я точно говорю вам - ведьма! ведьма!
Она бегает на кладбище по ночам,
Наша королева-ведьма.

Она постоянно сучит какие-то нитки.
Цвета болота, грубые жесткие нитки,
Руки ее в волдырях и ссадинах жутких,
Но она продолжает сучить сатанинские нитки.
А наш король этой сукой совсем околдован,
Он почти обезумел, кастрирован и околдован.
Упаси кого Бог сказать про нее хоть слово,
Про нашу королеву, нашу королеву.

А она ему улыбается сладко,
И сети колдовки становятся злее,
И король во всем подчиняется твари лживой.
А она по ночам из дворца выходит украдкой
И бежит на кладбище по дворцовым аллеям,
А на кладбище рвет крапиву
Наша королева - ведьма! ведьма!
Я точно говорю вам - ведьма! ведьма!
Она бегает на кладбище по ночам,
Наша королева-ведьма.

Она никому не скажет ни слова,
Она молчит и прячет руки под фартук,
Она постоянно сучит какую-то нить,
У окна ее бьются огромные птицы.
Но на главной площади костер разложен,
И утром ее увезут на телеге,
Чтобы наконец-то казнить
Нашу королева - ведьму! ведьму!
Я точно говорю вам - ведьму! ведьму!
Ту, что бегала на кладбище по ночам,
Нашу королеву-ведьму.



гусь-бусина
tikkey: (заметки на полях)

Скоро полночь

Анна выходит из дома.

Анна берет свою старую сумку,

В сумке лежит буханка черного хлеба,

Хлеб она покупает с утра в монастырской пекарне

Надо же, день пролежал – и ничуть не черствеет, и пахнет как надо.


В переулке

Тихо, темно и безлюдно.

Тускло блестят жестяные машины.

Анна едва ковыляет, стуча клюкою,

В темной беретке, в пальто порыжевшем, потраченном молью,

Нищая бабка, безродный обломок Москвы, завсегдатай помоек.


Ржавая жесть тополиной листвы бросается ей под ноги,

Анна неспешно бредет по асфальту под сизо-лиловым небом.

По переулку, потом на бульвары - тащится кулем убогим.

Пахнет листвою, лежалым сукном, монастырским хлебом…


Старый тополь.

Прутья вцепились в воздух,

Нет ни машин, ни собак, ни пьяных,

В сумке лежит буханка черного хлеба,

Возле прудов – никого, только Анна, тополь и вязы,

Анна негромко свистит, из воды раздается тихое ржанье.


Плещет холодная мелкая зыбь грязной московской водицы.

Старая Анна подходит к пруду. Сизое небо рядом.

А из воды на горбушку в руках водяная лошадь косится,

Смотрит на Анну и тихо ржет, стережет, провожает взглядом.


Снег не выпал

В это полнолунье.

Анна в воду хлеб кидает,

Хлеб плывет среди размокших листьев,

Лошадь под водою прядает ушами,

Тянется к еде, но на поверхность не выходит…


Анна помнит

как однажды в детстве

Над Москвой ревела буря,

А она бежала по бульвару,

Задыхаясь от листвы, песка и ветра,

А над нею мчались кони, всадники, собаки…


Хлеб постепенно идет ко дну, лошадь почти не видно.

Анна, вздыхая, плетется домой, в переулок пустой и гулкий.

Вряд ли увидятся еще раз, впрочем, гадать-то стыдно.

Стынет водица в темном пруду, шуршат тополя в проулке.

tikkey: (Готье Амори)
Нет, мой друг, горевать не надо.
Что за причина для слез полночных?
Полно же, перестань!
Верь, мое сердце, любить не страшно.
Верь, мое сердце, мосты непрочны, -
Время перелистай.

Яблоки налились,
Холодна по утрам роса,
Приближается осень, а вместе с ней
Пелена золоченых октябрьских дней,
Но кончаться лето не хочет,
И цикорий вовсю цветет.

Бережно прикоснись
К рассыпанным волосам.
Я желаю тебе доброй ночи,
до солнышка, напролет.

Нет, мой друг, ты же знаешь, как быстро
Жизнь из наших рук утекает,
Некогда горевать.
Сердце мое, да разве ж мы знали,
Радость моя, да разве могли бы
Даже подозревать...

Любящий принесёт
Самый бесценный дар.
Он увидит тебя глазами любви,
Потому что Господь его благословил -
Только в золоте этого взгляда
Отразишься, каков ты есть.

Некий трувор Раймонд
На горе Мирамар
Пел про это чистейшее золото,
В коем радость наша и честь.

Нет, мой друг, горевать не надо.
Жизнь из наших рук утекает -
И прибывает вновь.
Сердце мое, в этой боли радость!
Сердце мое - уж мы с тобой знаем,
Что бесчестье нам - нелюбовь.
tikkey: (заметки на полях)
Стоит замок на горе, разным людям на горе
А вокруг пустыня, пустыня.
Мы с товарищем вдвоем по пустыне плавали
Возвращались пустыми, пустыми... А. Ш.
.

Через желтые пески,
Через серые пески
На большой скрипучей лодке
Мы плывем, как дураки.
Треплет парус полотняный
Жаркий ветер-суховей.
Мы плывем через пустыню...
О-эй!

А товарищ мой упрям,
А товарищ мой таков.
На большой скрипучей лодке
Мы плывем среди песков.
Ночью холод ледяной
Пробирает до костей.
Мы плывем через пустыню...
О-эй!

А за бортом нашей лодки
Воздух трепетный дрожит,
А на парусе заплатки
Из крапивного листа.
Никого в пустынном мире -
Только мы да миражи...
Красота!

Наши скаредные боги
Ничего не говорят,
Облака полны знамений,
Да все какие-то не те.
И стеклянные галактики
Кружатся и звенят
В темноте...

Через желтые пески,
Через серые пески...
Звезды блещут над пустыней,
Словно Божьи маяки.
Саксаул торчит над бездною -
Корявый часовой.
Мы плывем через пустыню
Между небом и землей.
Это все не о любви,
Но при этом и о ней.
Мы плывем через пустыню...
О-эй!

November 2014

S M T W T F S
      1
2345678
91011 1213 1415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 07:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios