tikkey: (каменная пса)
Вернулась из Украины. Из моей любимой Украины.Сохраняя спокойствие)

Все началось с того, что на день рождения Птица попросила не новый телефон, не тувалет хрустальный, а концерт Тикки в Днепропетровске - и это ей было доставлено с огромным удовольствием, хотя чутка и контрабандой)
По просьбе имперцев убираю под кат. И все равно - Слава Украине! )
tikkey: (Т)
Я знаю эту девочку. Мы познакомились на одном концерте, она специально приехала туда из другого города, вживую песенки послушать. Нас обеих вписали после концерта добрые орги - меня-то по уговору, а ей особо некуда было деваться - не на вокзал же! Мы весело приготовили какой-то ужин, макароны, что ли? Потрепались, церемонно располовинили любезно предоставленный диван, потом списались в ЖЖ и вконтакте, обмениваемся порой парой слов. Дошке она что-то посылала, переписывались они, кажется. Это живой, романтичный человек. Не буковки, блядь, с монитора. И помогают ей живые люди. Мои друзья, между прочим. Чертова действительность, сказку сделать былью - история из книжки с картинками: девочка идет в поход за тридевять земель, спасать брата. Из Казани - в ДНР. "Снежная королева", блин. Сраный "Лабиринт". Простите, дорогие, сил нет - одни междометья. Леди Ди, поклон тебе земной, что ей помогла! Тебе и всем твоим! Я у тебя в долгу.

==========
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mysoulrain в Украина. Туда и обратно.
Уже можно выкладывать отчет о поездке в Еначку. А не только слать друзьям в личку. Вышла статья с комментариями Мелькора (еще раз давая мне понять, каким надежным был мой тыл). Статья находится тут: http://www.tatcenter.ru/article/138708/)

А в ЖЖ выкладываю первоначальную версию, несколько более эмоциональную, чем полагается =)

Как вы думаете, что может выманить спокойно живущего в Казани человека из уютного офиса жарким июньским днем? Так, чтобы человек сорвался с места, выпучив глаза, побежал на вокзал и прорывался через бесконечные украинские и ДНР-овские блокпосты? Война. В наш город идет война. Мирный провинциально-рабочий городок Енакиево. Полтора часа езды от Донецка, час от Горловки. От мест, где бои уже идут и не думают прекращаться. В город, где мама и маленький брат. Слова мамы: «У нас все хорошо». И «если хочешь - приезжай, забирай брата». Неотвратимо настигло понимание - нужно ехать. Пока еще мирно, пока еще «все хорошо». И не слышно приближающихся шагов старой тетки с косой. Почти что не слышно.

Дорога Казань - Харьков

Дорога из Казани в Харьков вышла не примечательной. Поезд до Москвы. Здравствуй, удушливый город! Горячие объятия улиц и холодный стакан минеральной воды прилагаются. Короткая очередь на вокзале и еще один поезд, до Харькова.

Потом был вокзал в 4 утра, разговоры с друзьями по мобильному телефону, обсуждение ситуации. И добрейшей души человек, волонтер, известная в сети под именем Леди Ди, которая выясняла, чем можно проехать в сторону Донецкой области. Пока решали что делать, меня забрали в дом к Н. Он из добровольцев украинской армии. Возит на передовую еду и одежду. По периметру его двора раскиданы мешки. С солью, сахаром, макаронами, военной формой. «Видишь» - говорит Н. – «Я всю жизнь был мирным человеком, добрее меня не найдешь. А теперь пришлось взять в руки оружие и забыть, что такое обычная человеческая одежда».

Пару часов меня мучили неизвестностью и отсутствием новостей. Потом сказали, что подвезут к ближайшему украинскому блокпосту рядом с Енакиево. Остаток дороги нужно было бы преодолеть на попутках. Харьковский рынок неожиданно протянул руку помощи. «Всего за 400 гривен» торговец, водитель машины, набитой радиаторами, согласился провезти меня в город.

«Только 95%, что вы оттуда не сможете выехать» - сказал водитель С. – «В городе нет бензина. И даже тем, у кого он есть, выехать проблематично». В то же время звонит Д. Говорит, что вокруг города уже сомкнулось кольцо ополченцев, а теперь смыкается кольцо украинских военных. «В лучшем случае все начнется с понедельника, в худшем - сегодня ночью. Уезжая, имей в виду, что ты, скорее всего не вернешься в Харьков. Просто не успеешь выехать. Решай».

Стало жутковато. Добровольно отправиться в город, окруженный военными, в город с которым нет связи. (Мобильная связь МТС, которой пользуется большая часть города, там не работает, “сеть перегружена”). Который к тому же под угрозой обстрела. Решила ехать. А что делать? Есть ситуации, когда выбора нет. «Молодец, девочка» - говорит Д. – «Я бы тоже так поступила».
«Главное» - сказал мне на прощание Н. – «Никакой украинской символики. Запомни, мы «хунта», «укропы», «бандэровцы». Еще запомни слова «Слава великой России», пригодятся. Это не предательство, тебе нужно брата спасать”. Так и уехала, обняв на прощание Н., с иконкой в кармане от И. Никогда не была набожной, но её теперь буду носить с собой, оберегом.

Дорога Харьков - Енакиево

Украинская дорога к городу Енакиево. Что ж, не самое мрачное зрелище, из тех, что довелось увидеть за эту поездку. Чисто, мирно. Попадаются машины. И некстати - украинские блокпосты. Что собой представляет типичный блокпост? «Стенки» из белых мешков с песком посреди дороги. Иногда - вмонтированный в эти «стенки» танк. Небольшой такой, почти не страшный. И два-три человека в военной форме с автоматами. Приветствуют, просят документы. Спрашивают, куда едешь и с какой целью.

Выбило из колеи единственное. Грузовик со штабелями боеприпасов размером с меня на дороге «Корсунь-Енакиево». Снаряды ГРАДа, как любезно подсказал мне гугл. Совсем рядом с городом. Честно, не помню, стоял он возле конкретного блокпоста, или просто неприкаянным на дороге. «Радиус поражения ГРАДа - один квадратный километр»- вспоминаются слова подруги М. – «Дальность полета снаряда - 80 километров». Все, думаю, приехали. И отворачиваюсь к окну, где ставок, шутливо прозванный «Енакиевским морем». Дальше - пара блокпостов ДНР, Надпись «Енакиево» на въезде в город. Часть букв раскрашена цветами украинского флага, часть - русского.

Енакиево

«Город вымер. Мой город вымер» - вот первое, что пришло на ум. Удушливая тишина. Светло, но улицы абсолютно пустые. Большинство магазинов не работает, в оставшихся магазинчиках продукты есть, но мало. Все банки закрыты. Мобильная связь МТС не ловит от слова «совсем», другие операторы - с перебоями. Возможности пополнить счет мобильного телефона нет. Все замерло, как перед бурей. Ощущение уходящего времени, убегающего, как из песочных часов. «Отсюда нужно уносить ноги и как можно быстрее» - твердит внутренний голос.

Договариваюсь с водителем, чтобы он увез нас двоих на Харьков. Вечером не нахожу себе места. «Война только в твоей голове» - говорит мама. Не слушаю. Иду в штаб ДНР. Нужно узнать, когда и откуда отправляются колонны беженцев, чтобы вывезти людей в Ростов-на-Дону.

Суровые ДНР-овцы заняли здание бывшего детского сада. Толпа угрюмых мужчин с автоматами. Излагаю суть проблемы: «Нужно беженцем вывезти брата». Никто не слушает. Указывают в сторону дежурного. Дежурный, паренек лет 19, проводит внутрь здания. Там громко вещает канал «Россия». Кто-то орет в трубку: «Они запустили световые ракеты, предупреждающие. В прошлый раз тоже запускали такое перед мясорубкой». Все хорошо, мамочка, все хорошо.

Выбираюсь из штаба. Все полезное, что я узнала «читайте енакиевские газеты - там объявления о том, кто куда и что вывозит. Кажется по понедельникам». Это я раскатала губу, что товарищи ополченцы уподобятся украинским военным и будут беспокоиться о судьбе ребенка. Ну-ну. Мысленно отвесив себе подзатыльник, решаю ехать через Харьков.

В последний момент, когда водитель небольшой машины, набитой товарами, уже приехал за нами, дабы получить свою большую мзду (если я не ошибаюсь, друг Н. предложил за провоз каждого из нас по 1,5 тыс. гривен), получаю смс от казанских друзей. В смс говорится: «Беженцев пропускают в районе поселка Изварино. Там есть пункты регистрации и временного нахождения». Спрашиваю водителя, довезет ли он нас до Изварино и где это находится вообще.

Оказалось, нет, не довезет, находится у черта на рогах и «никто с вами туда не поедет. Хочешь - лови такси и спрашивай у таксистов». Следую случайному, но мудрому совету. «Добрый день. До Изварино довезете? Нет? А за тысячу? А за полторы? Свяжитесь со своей службой такси пожалуйста, вдруг кто все таки довезет». В итоге смелый водитель нашелся. Который, «всего лишь за две тысячи гривен» согласился провезти к Изварино девушку с ребенком. Надбавки за военный риск нынче высоки. Но и на этом спасибо.

Дорога Енакиево-Изварино

Как вам рассказать о дороге для беженцев? Смотрели фильм Тарковского «Сталкер»? Моя знакомая охарактеризовала его так: «На протяжение всего фильма ровным счетом ничего не происходит. Никаких монстров, отрывающих людям головы или убийств. Но до последнего момента не отпускает мрачное напряжение, ожидание удара в спину». Вот примерно такой и была дорога вдоль свободных городов и территорий ДНР-ЛНР.

Пыльная трасса, совершенно пустая. За три часа дороги нам попалась лишь пара машин. Выжженные поля, через которые издалека видны клубы черного дыма - остывающие места бывших взрывов. Иногда пейзажи разбавлялись новыми деталями: разбитый искореженный запорожец, выбитые стекла, сгоревшая изнутри маршрутка... На язык просилось слово «постапокалипсис».

Еще мы проехали несколько городов, чьих названий я не знала или не запомнила. Очень боялась случайно заехать в Луганск, из которого не выпускают. В Луганской области есть большинство продуктов, но нет мороженого. На вопрос: «Почему?» усталая продавщица ответила, что мороженое возили из Луганска, а там «сами знаете что происходит». От этих пустых холодильников с мороженым стало не по себе. Захотелось убраться подальше. Странно, да? Такая мелочь, отсутствие мороженого в нескольких подряд городах, пугающая больше, чем все автоматы и блокпосты.

Хотя, наверное, я знаю почему. Военные, танки, следы от взрывов, это все как будто не обо мне, не по-настоящему. Как будто в плохом сновидении, которое скоро закончится. А это чертово мороженое заставляет все ощутить как реальность. Блокпостов на территории ДНР было много. Мы проехали штук десять, не меньше. Флаги и надписи «Новороссия» тоже в количестве. Внезапно - работающие отделения и банкоматы «Сбербанка России». И тяжелое, мрачное ощущение от приветливых вроде бы городов. Висящее в воздухе нечто, которое не описать, только надеяться не отравиться им, не увезти за собой.

Возле одного из блокпостов водитель не успел вовремя притормозить. Как в замедленной съемке увидела поднимающегося вдоль самодельной «стенки» военного, направляющего на меня автомат. Трогаю водителя за плечо: «Может, мы остановимся?». Остановились. Военный подходит. Говорит: «Вы что, не знаете, что нужно тормозить на блокпостах? У меня приказ. Один предупредительный выстрел в воздух, два на поражение. А я могу сначала два на поражение, потом в воздух. И никто не будет проверять, в какой последовательности я это сделал. Ясно?». Потом видит в машине ребенка. Молчит. Тихо нецензурно ругается, про себя. Добавляет: «Тем более у вас ребенок». Водитель несколько бледнеет, извиняется.

Нам объясняют, что ехать по запланированной нами дороге нельзя. Там перестреливаются блокпосты. «Ехать туда - это верная смерть, даже не думайте». Игнорируя его слова, с запрещенной дороги меланхолично выезжает такси. Снова слушаемся доброго совета и едем по объездной. На всякий случай. Еще два раза у нас просили подсадить попутчиков. Мы подсаживали.

Очередь беженцев на автомобилях произвела отдельное впечатление. Представьте себе неспешно движущуюся автомобильную полосу… длиной в полтора километра. Представили? Видеть это - специфическое удовольствие. Мы ехали минут 15-20 прежде, чем она не закончилась. Очередь длится, длится и длится. Ты думаешь «вот сейчас будет пост пограничного контроля», но видишь только очередь, новый виток. Поражает воображение. Говорят, некоторые ждут здесь по пять-шесть суток, даже с детьми. Или бросают автомобили.

Тем, кто добирался до пограничников без своего авто, было проще. У водителя отобрали техпаспорт, обещая вернуть на обратной дороге. Статная женщина в военной форме спросила, сколько он взял за услуги. Я ответила. «Ну и что мы наживаемся на людях? Стандартная цена - не выше 500 гривен. Деньги девочке отдай назад». Водитель отдает демонстративно. «Ну, ты же понимаешь, что придется вернуть?». «Понимаю» - киваю в ответ – «Я все понимаю».

А вот миграционный контроль проходим быстро, очень быстро. Буквально за полчаса. Пропускают всех, не спрашивают документов, кроме паспорта и свидетельства о рождении. Мы принимаем решение ехать в лагерь беженцев, расположенный неподалеку.

Лагерь беженцев

Что касается лагеря беженцев - очень жаль, что я все это лично не сфотографировала. Были мысли, что надо, а сил, моральных и физических - нет. Ровное поле. Хорошо оборудованный палаточный городок. Три палатки со столиками, стульями и железными печками - кухня. Прозрачная палатка с чаем и стоящим на столе рупором - информационная. Синяя палатка - медпункт. Внутри жилых палаток раскладушки и одеяла. В отдалении от палаточных рядов ровный ряд деревянных туалетов и рукомойников. Даже несколько палаток для принятия душа. И WI-FI, любезно предоставленный сотрудниками ФСБ.

Мы выстояли длинную очередь в палатке регистрации. Там нам сказали, что мы можем располагаться, обедать и завтракать, «Только мест в палатках сейчас нет. Все что можно - спать под открытым небом. Многие так делают. Лагерь рассчитан на тысячу человек, а сейчас в нем находится три. И каждый день по тысяче прибывает». Контингент самый разный, мужчины, женщины и дети всех возрастов. Десять вечера. Мы ищем «столовую», ужинаем рисом с тушенкой и соком. Забираем неприкаянную полторалитровую бутылку воды. Понимаю, что спать под открытым небом на голой земле - не самая веселая перспектива. Значит нужно ехать дальше.

В рупор кричат, что отправляется автобус на Тулу. И еще куда-то, на совсем крайний север России. На вопрос «а будет ли что-нибудь до Казани» нам отвечают – «раз в неделю приходит, ждите». Узнаю, что ближайший город с ЖД и автовокзалом - Каменск. Выходим на ближайшую трассу, втискиваемся в заполненную беженцами маршрутку до Каменска. На дорогу опускается ночь. Здесь уже можно свободно дышать. Несмотря на то, что транспорт заполнен женщинами, кошками, собаками и детьми.

Каменск

Не знаю, чем думают сотрудники каменского ЖД, предоставляя только одну круглосуточную кассу вместо, как минимум, десяти. Но весь вокзал и прилегающие к нему территории заполнены беглыми украинцами. Они сидят на лавочках, спят на подоконниках, пытаются дозвониться родственникам по мобильному, и … что бы вы думали? Стоят в очереди. Длинной. Очень-очень длинной. Вообще, за всю поездку очереди были самым запомнившимся фактором и самым неприятным. Вторым неприятным в Каменске оказалось отсутствие обмена валюты. И присутствие огромных мужчин, с формой черепа «лицо-кирпич», разменивающих финансы по чудовищному курсу «одна гривна - два рубля». Причем посоветовали мне одного из таких мужчин именно сотрудники правоохранительных органов.

Стоять в очереди пришлось с пол одиннадцатого ночи - до без двадцати четырех утра. Это было время прибытия поезда «Новороссийск - Нижний Новгород», проходящего через вокзал в Казани.

За это время было услышано и усмотрено много историй. О людях, у которых погибли родственники. О девочке, у которой мужу ноги оторвало. О мальчике, которому оторвало руку. Скорая помощь не приехала и его не спасли. История бабушки, сбежавшей из дома под грохот снарядов. История девушки с грудным ребенком, которую вот сейчас не пропустила в очереди другая бабушка, берущая билеты до Питера. Молодая пара, смеющаяся тому, что пропускает вот уже восьмой свой поезд. Их много таких. В Украине их вообще сейчас много. Двадцать минут до отправления моего поезда. Подхожу и прошу пропустить. Вероятно, на лице моем была написана готовность убивать, потому что промолчали и пропустили. Дальше был «забег на короткие дистанции» до нужного вагона, душное купе и верхние полки. Длинная дорога возвращения, в которой можно выспаться, осмыслить все пережитое. Здравствуй, Казань!



http://www.tatcenter.ru/article/138708/ - это статья. Там к сказке - картинки.
tikkey: (из окошка смотрит)
ЭТОТ ЮКОН БЫЛ ПРЕКРАСНЫМ!

И очень стремным. Он был прекрасен от открытия и до последней капли счастья. Народ постарался как мог: картинки, карты, таблички - все было превосходно. Дерево с ключами, дерево со шляпами и перчатками, всякие коробочки, кролики, чеширские кошки - все отлично. Со всем тем чувствовалось, что это не то что пир во время чумы, но это праздник, когда в семье беда. Его проводят, чтобы никого не огорчать, на высшем уровне, все отлично, и все же нет-нет, но кто-то из хозяев незаметно выскальзывает в коридор, потом возвращается бледный,  украдкой что-то шепчет кому-то на ухо, а потом оживленно предлагает гостям оранжад. Особенно никто этого не видит, музыка играет и фонарики горят... Очень стремно было, когда на выступлении Санди и Ку на сцену вышла Руско - и все втроем пели "Переведи меня через майдан". Огромный зал, холодный и молчаливый, белый экран проектора, на экран падают тени - и в полутьме две фигурки, Санди и Тигры, еще более хрупкие на фоне размытых силуэтов за спиной. Тут мне и вправду стало страшно за них за всех, как-то очень остро полыхнули в глаза голландские изразцы в доме Елены Тальберг. Но такие моменты открытого огня были, повторюсь,
очень редко.


А так все шло своим чередом. И низкий, хриплый голос Лунж (ох уж эти ее семинары! я торчала на них как пришитая, только чтобы послушать этот голос и эту пленителную речь еще и еще!), и концерты, и ярмарка, и бесконечные "покурим" с Леди. Ну и еще то, конечно, что на такого рода конвенты надо выбираться с напарником, и моим в данном случае была Моррет. А мы с ней вдвоем - это бесконечный источник гона и всякого троллинга, так что умудрились очень быстро и легко навернуть запись городских жестоких романсов к одному проекту, запись оупенинга - к другому (спасибо вам, терпеливейшие мои Ёрл и Сказка!!!), а потом еще и финальную песню к закрытию Юкона. Наша межрасовая тусовка - троллева Моррет, гномяра-Кузнец и я, линючий оборотень с кружкой, - довольно быстро спелась и даже преподнесла песню на закрытие. Писала-то ее Моррет, на украинском, и петь ее нормально получалось только у носителей языка. А хрупкий эльф Руско сломался под тяжестью погоды и давления, потому нас оставалось только трое... И в промежутках - бесконечные прогулки по Хортице, сквозь холод и начинающийся снег, беседы обо всем, шотландская непобедимая капуста, песни на ярмарке и вечерами в корпусах, разговоры с Леди и Алиной Немировой, словом, все, что делает конвент настоящим живым конвентом. А еще там порхали красотки с ушками, ходили угрюмые окровавленные зайцы в маскхалатах и с огромными морковками, рассекал пространство Миниган в зеленом роскошном камзоле, бегали вереницей тролли в смирительных рубашках, народ говорил, танцевал, бился на подушках и стрелял из рогаток, то есть веселье шло самое непринужденное. Если не считать все тех же кратких сводок с Майдана - как с фронта, все внимание подспудно к нему было приковано. Юкон - очень молод и горяч, особенно по сравнению со старым драконом Зилантом, он как-то умудряется всегда попадать на острие, при этом  не теряя накала страстей, оставаться очень родным и семейным. Снарк щедро рассыпал по пути бумажки с цитатами. Ключи звенели на дереве под ледяным ветром. Зал пропах кофе, который ывпмли Лунг и Дар, а под конец прибавился еще и глинтвейн. Синий-синий Гест озарял Юкон васильковой улыбкой и немеряно яркими глазами. А у меня карма такая, все время бегать по Юкону - и только под конец осознать, что в любой момент нахожусь в пространстве в шляпе и с чашкой (а что поделать, если холодно, а впереди еще петь и петь, так что без поддержки горячего чая никак невозможно... Так судьба заставила скосплеить внутреннего Шляпника, а ведь ни в мыслях не было!

А под конец я, мародер, внезапно осталась с огромным мешком всяких картинок и всего прочего - на декупаж. Э-э-ээээ... доктор, это лечится?

теперь о смешном: ультиматум пис-цы Ксении Медведевич )

А потом настало утро воскресенья, приехали Дик и Надя Птица, и мы рванули в Днепродзержинск играть концерт для тамошнего католического прихода св. Николая. И это было прекрасно! А потом был концерт в Днепропетровске, крохотный, камерный, тихий... И это тоже было прекрасно. А теперь я в добром и теплом доме Дика и Нади, за окном метет адвентская метель, все это время между концертами я самым тупым образом отсыпаюсь и отъедаюсь перед поездкой в Харьков и тамошним сейшеном... и не хочу думать о том, что творится дома. Убить Книжную палату, навязать нам Кисельный патриотизм на гос. уровне, фактически взорвать и выкинуть на помойку архивную работу... притопить факел, изовраться вконец про соседей и сидеть с гордым видом победителей... у меня на Юконе был куплен значок "Алиса, в стране п#здец!" Ну таки да, актуальненько...
tikkey: (паломник)
Я понимаю, что читать всякие отчеты о поездках примерно так же западло, как их писать, а писать - как отдавать визиты родственникам и знакомым кролика - приехал, визитку сдал, полчаса посидел, ритуал соблюл, раскланялся (чего приезжал-то, спрашивается). Но тут несколько иной случай. Тут я все равно все это пишу, чтоб не расплескать, чтоб усушка-утруска не настигла, примерно как дневники в паломничестве веду. Так что вот.

Вводная: писательский семинар "Созвездие Аю-Даг" хочет, чтоб к ним приехали и спели, и намерен не считаться с затратами, например, на билет до них от Москвы. И вот [livejournal.com profile] lroksy, наша валькирия-пассионария из Харькова, горячо агитирует съездить... и незаметно проталкивает идею еще по паре-тройке городов прокатиться... а чего нет-то?.. [livejournal.com profile] lroksy покупает билеты, выстраивает сетку поездок, договаривается с людьми... И вот когда все практически готово и даже вымучены 7 дней отпуска (семья уныло отпускает, денег практически нет, но затея их кагбы не требует), внезапно в телефонной трубке возникает хрустальный нежный голос, и Инна Бондарь, пребывающая практически рядом, всего-то на другой стороне ЮБК, просит поспособствовать ее выступлению там, на "Аю-Даге". А в добавление к общему вихревому потоку безумия вокруг этой поездки... внезапно в Украине оказывается Игорь Лисов, и мы с ним решаем разделить этот тур пополам, как яблоко. И в такой интересной ситуации жизнь, подзапылившаяся было со времен возвращения из города Эоза, обретает прежнюю громокипящесть и восхитительный мятный привкус (нет покоя грешным душам, ябнутым все можно).
Организаторы "Аю-Дага" несколько... гм... удивлены, узнав, что музыкантов у них чуть больше, чем изначально. Даже, скажем прямо, эта идея их не радует совершенно, учитывая сложности проживания, режим работы заведения и твердый подсчет времени и бюджета всех мероприятий до минуты и до копейки. Я делаю глаза кота из Шрека и бомбардирую Глеба и Свету письмами, втайне надеясь, что Инке будет достаточно оказаться на сцене и запеть, как все этические проблемы негожести таких подстав рассеются как сон, как утренний туман. К слову, так потом и случилось. Рокси тоже несколько напрягается, когда оказывается, что музыкантов по дороге решительно удваивается... Но мы не сворачиваем с выбранного курса: куле нам, таким бесстыжим...

День первый: Белгород. Хмельной монах":
На пути стоит и сияет огнями первая остановка - Белгород. В Белгороде мы должны встретиться с Игорем и сыграть первый концерт из 6 возможных. Белгород укутан туманом, из тумана плавно встают слоны и странного вида лоси, меня встречает чудная барышня Александра на ручном бронетанке - и мы едем пить кофе. Внезапно становится жарко, московский октябрь - это вам не Белгород! Долгое утро несколько окрашивается лучами солнца, все несколько транформируется в сторону обычного южного города хрущево-брежневской застройки (с приметой нового времени - массой церковных зданий в свежей краске и яркой позолоте). Я отправляюсь гулять по Белгороду, Саша уезжает по своим делам - и с ней рюкзак, гитара... кошелек... В Белгороде весьма странное понятие о "сэкондах" - это мне сдуру пришла в голову мысль обзавестись легкой футболкой  и сумкой-за-копейку, чтоб не ходить с полиэтиленовым пакетом (кулечком). Хрена! "Сэконд" по-белгородски - это мрачного вида подвал, в котором сидит неподъемная крашеная тетка с ярким макияжем и продает какие-то странные унылые шмотки, судя по цене (но только по цене) - экстренно доставленные самолетом с последнего показа высокой моды где-нибудь в Париже. Заценив три-четыре унылых бегемотохранильницы из кожзама по цене 700 рублей (со скидочкой, женшина, раньше 850 было), я удрала из этого царства, окончательно ощутив себя маргиналом и дезадаптантом. Долгие странствия по улицам, дворам и скверам привели меня на вокзал, а оттуда подобрал товарищ Бен (спасибо ему!). Он знает про Белгород, кажется, все. В частности, он отвез меня на самый край города, где степь расстилалась, спускаясь к реке, а в буфете продавались трубочки с белковым кремомо, точь в точь такие, как они должны быть. Ну тут случился полный инсайт, липовый чай и бисквитики "мадлен", детство мое заплясало перед глазами, в голове раздался вкрадчивый голос незабвенного директора Агабека, а золотой лев из герба Белгорода, как оказалось, держит в лапе трубочку с белковым кремом, я это точно знаю, Бен проверял размеры - они совпадают. ПОСЛЕ ПЯТОЙ ТРУБОЧКИ ПЕРОРАЛЬНО И НЕ ТО УЗНАЕШЬ...
Мы с Беном нашли Игоря, уже покинувшего вокзал, и отправились в заведение "Хмельной монах". Там собралось не так уж и много человек, зато приехал из Старого Оскола [livejournal.com profile] bisey, развиртуализация, курим на улице, и никакой подзвучки в зале - к чему она, если весь зал размером примерно с нашу кухню (это не кухня большая, а зал маленький). На стене висел имперский флаг с двуглавым орлушей и надписью "МЫ РУССКИЕ! С НАМИ БОГЪ!" Внутренний корректор уныло скукожился под стол и вякнул было, что либо "съ" и "i" перед гласной, или уж тогда не выеживаться, но побоялся, что сочтут за контру, и стушевался. А и не музыкант трактирщику указ, какой тому флаг вешать, тем более, что пиво в "Хмельном монахе" и вправду очень-очень хорошее. Хотя, думаю, под фашистским флагом мы бы выступать не стали... Или пели исключительно "Хаву нагилу" и "Вставай, страна огромная", по очереди...
В общем, концерт был отличным кабацким концертом. В самой что ни на есть натуральной таверне, с пивом, с дощатыми досками, правда пластиковыми стаканами не погрохочешьб, но это не мешало. Натурально в пивной атмосфере родился стиль, коему мы оставались верны до конца приключения - "дарк ренессанс", и когда Игорь негромко пел про "соловей днем умолкает" - это было не менее аутентично, чем все "турдьоны" и "три мартолоды". У столика подле окна сидела изящная Александра, придворная дама Рыжей Бесс (английский ренессанс и есть!), инкогнито посещающая простонародные забавы (и мы никому не скажем, что она же их тайный учредитель). Напротив нас стояли два пивных бочонка, на них бросили доску, на доске сидели два молодых человека в черном и коричневом, а между ними невысокая девушка, у девушки ноги не доставали до полу, больше всего эти трое напоминали ту самую Симбергову картину "Раненый ангел", только тут все трое типа дошли до кабака, положили доску на бочонки, сели рядом и теперь пьют пиво и веселятся, и никакого тебе менингита, крови на перьях и повязок на глазах. А нам с собой еще нацедили от щедрот огромную бутылку бархатного пива, и она весьма впору пришлась в Харькове, вызвав там неумеренные, но абсолютно заслуженные похвалы в адрес "Хмельного монаха". Саша погрузила нас в свой ручной бронетанк, и мы помчались на границу, несколько полумертвые от усталости, где вскоре и оказались в объятиях Роксеньки.

День второй: Харьков. "Инди":

Весь день сочился серым дождем, что вкупе с мягким рассеянным светом, теплом, первым золотом листьев и обшарпанными старинными домами создавало офигенный эффект Тулузы. Мы разделились - Игорь остался заниматься гитарой, программой и "дарк ренессансом", а я, конечно, помчалась на базар, кормить имеющихся людей и всех. Ну и просто наслаждаться особой полуукраинской речью, столь свойственной Харькову. Там народ очень часто улыбается. Чаще, чем в Москве и в Питере, поэтому это тоже роднит с Тулузой. И вот есть отдельное удовольствие - в Ингиной чисто питерской кухне варить кофе в эмалированной кружке, жарить куриные крылышки, мыть помидоры и лук, когда вся кухня до самого потолка полна "дарк ренессансом", черная собака Шайда ходит периодически смотреть в глаза, дети налетают, грызя кур по принципу "вдруг четыре прибежали и с одною убежали", и это все Харьков, Инга, Настя-тян и Рокси. А серо-жемчужное небо оттеняет растрепанные дворы, все в лоскутах, и ржавые сараи, и заборы. На крышах сидели три большие птицы с яркими перышками, вроде свиристелей, но без хохолков. а клуб оказался маленьким, зато двухэтажным. И весь расписан в стиле майя, индейцы, всякие квадратные спирали, на ступеньках гобеленовые подушки... там мы тоже оторвались ка могли. На самом деле, играть вдвоем с Игорем Лисовым - самое естественное состояние, еще более естественнное - только "Таверна "Афика"", когда вообще все свои тут. И фактически с концерта мы еле затиснулись в машину и помчались на вокзал, в поезд (уже и посадку объявили). Спасибо Юре, все все успели. только очень мало того Харькова, но его всегда мало, никогда еще не было, чтобы всласть по нему набродиться, все увидеть, он какой-то очень уж многопотаенный. Вот Белгорода откровенно хватит, ну город такой - как все другие. А Харьков - он всегда чуточку другой. И с Драго толком даже не повидались, а хотелось бы... Но вокзал/вагон/дальше...

November 2014

S M T W T F S
      1
2345678
91011 1213 1415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 06:08 am
Powered by Dreamwidth Studios