tikkey: (заметки на полях)
Как во лузях, во лузях, во лузях
Мы стояли со слезой на глазах.
Мы стояли и смотрели друг на друга,
А мимо время шло от нас в двух шагах.

Мы его и не хотели догнать,
Мы хотели во лузях постоять.
Там на ветках наши арфы повисли,
Земляника начала поспевать.

Наше время протекает рекой,
По брусчатке, по песку, по камням.
По незримым берегам прозрачною волной,
За домами, за лузями, где-то там.

Время шло себе и шло мимо нас,
А мы стояли во лузях, во лузях...
Протекало да звенело глаголом,
Как всегда, рукой подать, в двух шагах...
tikkey: (Т)
ворон1

Матушка, моя матушка!
Мне дом - не дом и стены - враги.
Матушка, моя матушка!
Даже в ясный день не видно ни зги.
Пот по лбу струится струями,
И глаза слезами полны до краев.
Черный ворон железными крыльями
Стиснул бедное сердце мое.

Матушка, моя матушка, -
Вот он летит и победно кричит,
И очи его словно уголья
Надо мной полыхают в темной ночи.
Прогони его, мама, выгони -
Пусть улетает в свое жилье.
Черный ворон железными крыльями
Стиснул бедное сердце мое.

Если бы кто и любил меня -
Не спасла любовь меня, не спасла.
Он говорил, будто ты меня
Ещё до рожденья ему отдала.
Алым сияет чело его,
Крылья ходят быстрей и быстрей.
Черный ворон с железными крыльями
Прилетел за добычей своей.

Матушка, моя матушка -
Что же ты сделала, как могла!
Неужто для черного ворона
Ты на свет меня родила?
Нет у меня ни сестер, ни братьев,
И тело мое - лишь прах да зола.
Злая птица с железными крыльями
Сердце мое в когтях унесла.

ворон 3

вороны - здесь. Мастер [livejournal.com profile] dalyeth
tikkey: (ежевика)
стекло 2
Друг мой, видишь, как все непросто...
Зима пришла на Стеклянный остров.
Адвент горит фиолетовыми огнями
На изломах зелено-льдистых венков.
Я бесцельно мотаюсь по свету,
Все ловлю суррогатное лето,
Несусь по белесой тьме, больной постоялец
Промерзших насквозь ночных жестяных поездов.

А там, в темноте, где земля похожа на камень,
Светится только одно в мире окно.

Там мой друг средь ночного мрака -
Несменяемый мой фонарщик,
Беспечный смотритель домашних вулканов,
Вечный страж стеклянного маяка.
Ты колдуешь в ночи над миром,
И паденье стеклянных капель
Отмечает еще одни круглые сутки.
Я не сплю в ожидании отблеска...

Плавится серебро в стекле раскаленном...
Бусина наполняется глубиной.

Вот такое у нас занятье -
Я летаю себе по свету,
Рассыпаюсь на мелкие части:
В каждом городе что-то да оброню...
Ты воруешь из райского сада
Наливную стеклянную ежевику,
Бездны синих и золотых галактик,
А в перерывах пишешь мне смски -
типа решишь вернуться - лети к огню.

Я засыпаю в железнодорожном гуле.
Ты на посту. Мой Аваллон со мной.

ключи1

ничего не могу поделать. Друг мой [livejournal.com profile] mark_i_alienor, твое цветное стекло - это то, что меня выносит на раз...
tikkey: (trikster)
Вот знала я, что украинская усиленная кормежка, бережно упаковывание зомби-москаля в перины и подтыкание одеялка выдадут мгновенную выгонку и странную реакцию организма. Оно и пошло. Блейз, любовь моя, ты хотел тупую песню про дракона? НА!

Горит на поляне огонь.
Летит на поляну дракон.
Он летит, вонючим дымом отравляя небосвод,
И при этом благим матом орет:

А-БЛЯ, НА РАБОТУ МНЕ ПОРА,
НА РАБОТУ МНЕ ПОРА,
НА РАБОТУ ОПАЗДЫВАЮ Я!..


Горит над лесами восход.
Рыцарь выходит в поход.
Шлем, кольчуга и забрало
Заржавело и задрало,
Он идет и благим матом орет.

А-БЛЯ, НА РАБОТУ МНЕ ПОРА,
НА РАБОТУ МНЕ ПОРА,
НА РАБОТУ ОПАЗДЫВАЮ Я!..


Горят на стене факелА,
Звенят в темноте кандалА,
Еретик глядит с укором,
А из дальних коридоров
Раздается зычный голос палача (ча-ча-ча)

А-БЛЯ, НА РАБОТУ МНЕ ПОРА,
НА РАБОТУ МНЕ ПОРА,
НА РАБОТУ ОПАЗДЫВАЮ Я!..


Горит на столе монитор.
Будильник расстрелян в упор.
В жопу ранетым оленем,
Я несусь через ступени
С ветерком, с матерком, кувырком.

А-БЛЯ, НА РАБОТУ МНЕ ПОРА,
НА РАБОТУ МНЕ ПОРА,
НА РАБОТУ ОПАЗДЫВАЮ Я
!..
и еще раз
А-БЛЯ, НА РАБОТУ МНЕ ПОРА,
НА РАБОТУ МНЕ ПОРА,
НА РАБОТУ ОПАЗДЫВАЮ Я!..


Это все к тому, что 15.12.2012 в "Канц'эрте" будет Тупая Пря, и на ней мы с Канцлером будем тупо орать Тупые Песни о Жырном.
Приходите, тролли! Это наш вечер!

А сегодня после концерта, иншалла, выдвигаюсь в сторону Москвы.

И еще

Dec. 10th, 2013 02:27 am
tikkey: (прощание)
Настоящие леди не плачут,
Даже если закончился виски.
Настоящие леди всегда и везде
Себя чувствуют непринужденно.
Если хочешь сказать, что вокруг п#здец,
Говори на хорошем английском.
Если хочешь упасть и не встать,
Не забудь: нельзя уронить корону.

Иди за кроликом, детка!
Иди за кроликом, детка!
Иди за белым кроликом, детка,
И станешь истинной леди.

Настоящие леди не могут
Удержаться от тонкой улыбки,
Если им в лицо сунут ордер на обыск
С грамматической грубой ошибкой.
Если мир расползается в клочья
От бульдозеров, воплей и лязга,
Настоящие леди чистят ружье
И говорят об окрестностях Глазго.

Иди за кроликом, детка!
Иди за кроликом, детка!
Иди за белым кроликом, детка,
Это школа истинных леди.

Ты пока еще крошка, Алиса,
Ты летишь по туннелю и плачешь,
Оттого что все так неясно во тьме,
И прическа сбивается в космы.
А настоящие леди не плачут.
Настоящие леди не плачут.
Настоящие леди берут разгон -
И выходят в открытый космос.

Иди за кроликом, детка!
Иди за кроликом, детка!
Иди за белым кроликом, детка,
Это путь настоящих леди.
Иди за кроликом, детка!
Не бойся абсурда, детка!
Здесь кругом сумасшедший остров, детка,
Но будь настоящей леди.
tikkey: (тикки-бюргер)
Прошел концерт в "Крае Света". Отлично, ящетаю, прошел! Звук - просто хрусталь, спасибо Андрею-звукомастеру. Народ - высшее счастье для такого народа играть! Ну и чисто на потом оставить... Это для дела. Посвящается всем нам, кому оно так надо.

Серые тучи, промозглая тьма,
Последний жетон на метро иссяк,
Холодною тушей вползает зима.
Все ближе и ближе хтонический мрак.
Плохи-плохи-плохи наши дела,
Но чтоб избегнуть горя и бед,
Йо-хо-хо, пожелай мне бабла,
Как я желаю его тебе!

Каждый себя уважающий тролль,
А также человек и пароход
Знает про Святки, помнит про Йоль,
Учитывает ёлку и Новый год.
Но Йоль без пива и мяса - не Йоль,
И без подарков под ёлкой беда!.
Йо-хо-хо, пожелаем друг другу
Щедрой оплаты труда.
И чтобы ёлочка снова зажглась,
Чтобы просвет показался в судьбе,
Йо-хо-хо, пожелай мне бабла,
Как я желаю его тебе!

Мы лихие наездники серых волков,
Их зовут Нехватка и Недород,
А над нами реет пара ворон
По имени Кризис и Неплатёж,
А за нами несутся пять осетров,
и лучше не спрашивай, как их зовут,
А за осетрами идёт песец
По имени просто Песец.

Йо-хо-хо, пожелай мне бабла,
Как я желаю его тебе!
Йо-хо-хо, пожелай мне бабла,
Как я желаю его тебе!
Чтобы поправились наши дела,
Чтобы просвет показался в судьбе,
Йо-хо-хо, пожелай мне бабла,
Как я желаю его себе!
Йо-хо-хо, пожелай мне бабла,
Как я желаю его тебе!
Йо-хо-хо, пожелай мне бабла,
Как я желаю его!
tikkey: (заметки на полях)
инферно

Наша королева - ведьма! ведьма!
Я точно говорю вам - ведьма! ведьма!
Она бегает на кладбище по ночам,
Наша королева-ведьма.

Она никому не может сказать ни слова.
Как бы ей ни хотелось - не может сказать ни слова.
Она только плачет, когда уж слишком херово.
А после пойдет умоется - и по новой.
Она молчит и прячет руки под фартук.
Прячет руки под грубый холщовый фартук.
Руки в мозолях, ссадинах и ожогах,
Руки королевы, нашей королевы.

А на кладбище тихо, на кладбище страшно,
Ламии-ведьмы сидят на могилах,
Роют свежую землю стальными когтями.
Рвут мертвецов - пожирают смердящее брашно,
Гул колокольный плывет темно и уныло.
У нее земля под ногтями!

Наша королева - ведьма! ведьма!
Я точно говорю вам - ведьма! ведьма!
Она бегает на кладбище по ночам,
Наша королева-ведьма.

Она постоянно сучит какие-то нитки.
Цвета болота, грубые жесткие нитки,
Руки ее в волдырях и ссадинах жутких,
Но она продолжает сучить сатанинские нитки.
А наш король этой сукой совсем околдован,
Он почти обезумел, кастрирован и околдован.
Упаси кого Бог сказать про нее хоть слово,
Про нашу королеву, нашу королеву.

А она ему улыбается сладко,
И сети колдовки становятся злее,
И король во всем подчиняется твари лживой.
А она по ночам из дворца выходит украдкой
И бежит на кладбище по дворцовым аллеям,
А на кладбище рвет крапиву
Наша королева - ведьма! ведьма!
Я точно говорю вам - ведьма! ведьма!
Она бегает на кладбище по ночам,
Наша королева-ведьма.

Она никому не скажет ни слова,
Она молчит и прячет руки под фартук,
Она постоянно сучит какую-то нить,
У окна ее бьются огромные птицы.
Но на главной площади костер разложен,
И утром ее увезут на телеге,
Чтобы наконец-то казнить
Нашу королева - ведьму! ведьму!
Я точно говорю вам - ведьму! ведьму!
Ту, что бегала на кладбище по ночам,
Нашу королеву-ведьму.



гусь-бусина
tikkey: (заметки на полях)

Скоро полночь

Анна выходит из дома.

Анна берет свою старую сумку,

В сумке лежит буханка черного хлеба,

Хлеб она покупает с утра в монастырской пекарне

Надо же, день пролежал – и ничуть не черствеет, и пахнет как надо.


В переулке

Тихо, темно и безлюдно.

Тускло блестят жестяные машины.

Анна едва ковыляет, стуча клюкою,

В темной беретке, в пальто порыжевшем, потраченном молью,

Нищая бабка, безродный обломок Москвы, завсегдатай помоек.


Ржавая жесть тополиной листвы бросается ей под ноги,

Анна неспешно бредет по асфальту под сизо-лиловым небом.

По переулку, потом на бульвары - тащится кулем убогим.

Пахнет листвою, лежалым сукном, монастырским хлебом…


Старый тополь.

Прутья вцепились в воздух,

Нет ни машин, ни собак, ни пьяных,

В сумке лежит буханка черного хлеба,

Возле прудов – никого, только Анна, тополь и вязы,

Анна негромко свистит, из воды раздается тихое ржанье.


Плещет холодная мелкая зыбь грязной московской водицы.

Старая Анна подходит к пруду. Сизое небо рядом.

А из воды на горбушку в руках водяная лошадь косится,

Смотрит на Анну и тихо ржет, стережет, провожает взглядом.


Снег не выпал

В это полнолунье.

Анна в воду хлеб кидает,

Хлеб плывет среди размокших листьев,

Лошадь под водою прядает ушами,

Тянется к еде, но на поверхность не выходит…


Анна помнит

как однажды в детстве

Над Москвой ревела буря,

А она бежала по бульвару,

Задыхаясь от листвы, песка и ветра,

А над нею мчались кони, всадники, собаки…


Хлеб постепенно идет ко дну, лошадь почти не видно.

Анна, вздыхая, плетется домой, в переулок пустой и гулкий.

Вряд ли увидятся еще раз, впрочем, гадать-то стыдно.

Стынет водица в темном пруду, шуршат тополя в проулке.

tikkey: (Кто здесь?)

Холодной зимой, безмолвной зимой

Красавицы-ели под снегом кружат.

Над лесом горит багряной каймой

Январский ранний закат.

Нетронутый снег блестит серебром

На темно-зеленых иголках сосны,

А где-то в дупле седая сова

Видит вещие сны.

А КОНКРЕТНО: )
tikkey: (заметки на полях)
ДИКО ХОЧЕТСЯ СПАТЬ. ПРОСТО НЕИМОВЕРНО... и да, я в Питере, если что...\\

Как хотели-собирались дураки
Стольный город Копенгаген посетить.
Наменяли серебра на медяки,
Напихали чаю-сахару в мешки,
Даже карту умудрились раздобыть.

А разумные друзья им говорят:
Далеко же вы собрались налегке.
Вашей картой только муху отгонять,
А в Копенгагене вам сроду не бывать -
Там от дураков границы на замке.

Приуныли-зарыдали дураки,
только набольший дурак не унывал.
Он гулял себе вдоль берега реки,
Рвал малину, камыши да тростники
Да о чем-то с южным ветром толковал...
Правда, ветер дураку не отвечал.

Когда кончается любовь
и начинается бардак,
ты вряд ли спросишь у меня,
а что мы делали не так.
Да всё как будто ничего,
И всё как будто на местах,
всего-то кончилась любовь,
и хер бы с ней. Увы и ахъ!


А в Копенгагене высокие дома,
Мостовые там коврижками мостят.
Дураков туда не хочут принимать,
А дураки того не хочут понимать,
Дураки до Копенгагена летят.

Им их набольший построил корабель
Из рогозу да из бычьих пузырей,
И летят они по небушку отсель,
По пути грызут изюм да карамель,
А ветер гонит их быстрее и быстрей.

Когда кончается любовь
И начинается бардак,
Ты и не глядя на меня,
отлично знаешь, что не так.
Да всё не так, и я не так,
И нам давно не по пути,
А у меня в башке дурак,
и он командует: лети!
Лети отсюда в Амстердам,
Лети отсюда к Богу в рай,
Да я любого ветра дам,
Ты только на крыло вставай,
Лети за жженою травой,
Лети за радугой, лети,
Лети - не думай, Бог с тобой,
Покуда дуракам фартит,
Давай лети -
tikkey: (и зачем ты мне это говоришь?)
В нашу-то деревню повадился упырь!
В нашу-то деревню повадился упырь!
Ночка темная настанет,
Над садочком луна встанет,
В нашу-то деревню тащится упырь!

В нашу-то деревню повадился упырь!
В нашу-то деревню повадился упырь!
Серомордый, вороватый,
Бегает от хаты к хате.
В нашу-то деревню повадился упырь!

А девки наши дуры,
А девкам его жалко.
А девкам только волю дай - такого натворят...
А нафига потом в округе столько упырят!

В нашу-то деревню повадился упырь!
В нашу-то деревню повадился упырь!
Так и шастает как кошка
От окошка до окошка.
В нашу-то деревню повадился упырь!

В нашу-то деревню повадился упырь!
В нашу-то деревню повадился упырь!
Стонет, сука, под окном,
К добрым людям рвется в дом.
В нашу-то деревню повадился упырь!

Не верьте ему, девки,
Окна не отворяйте.
Не слушайте, дурехи, его жалостных речей!
НЕЛЬЗЯ ПУСКАТЬ В ПРИЛИЧНЫЙ ДОМ ПОГАНЫХ УПЫРЕЙ!

В нашу-то деревню повадился упырь!
В нашу-то деревню повадился упырь!
Надо бы его колом...
Только влом.

===============

Бездуховность и бессмысленность! - вот наш девиз.
tikkey: (Готье Амори)
Нет, мой друг, горевать не надо.
Что за причина для слез полночных?
Полно же, перестань!
Верь, мое сердце, любить не страшно.
Верь, мое сердце, мосты непрочны, -
Время перелистай.

Яблоки налились,
Холодна по утрам роса,
Приближается осень, а вместе с ней
Пелена золоченых октябрьских дней,
Но кончаться лето не хочет,
И цикорий вовсю цветет.

Бережно прикоснись
К рассыпанным волосам.
Я желаю тебе доброй ночи,
до солнышка, напролет.

Нет, мой друг, ты же знаешь, как быстро
Жизнь из наших рук утекает,
Некогда горевать.
Сердце мое, да разве ж мы знали,
Радость моя, да разве могли бы
Даже подозревать...

Любящий принесёт
Самый бесценный дар.
Он увидит тебя глазами любви,
Потому что Господь его благословил -
Только в золоте этого взгляда
Отразишься, каков ты есть.

Некий трувор Раймонд
На горе Мирамар
Пел про это чистейшее золото,
В коем радость наша и честь.

Нет, мой друг, горевать не надо.
Жизнь из наших рук утекает -
И прибывает вновь.
Сердце мое, в этой боли радость!
Сердце мое - уж мы с тобой знаем,
Что бесчестье нам - нелюбовь.
tikkey: (заметки на полях)
Стоит замок на горе, разным людям на горе
А вокруг пустыня, пустыня.
Мы с товарищем вдвоем по пустыне плавали
Возвращались пустыми, пустыми... А. Ш.
.

Через желтые пески,
Через серые пески
На большой скрипучей лодке
Мы плывем, как дураки.
Треплет парус полотняный
Жаркий ветер-суховей.
Мы плывем через пустыню...
О-эй!

А товарищ мой упрям,
А товарищ мой таков.
На большой скрипучей лодке
Мы плывем среди песков.
Ночью холод ледяной
Пробирает до костей.
Мы плывем через пустыню...
О-эй!

А за бортом нашей лодки
Воздух трепетный дрожит,
А на парусе заплатки
Из крапивного листа.
Никого в пустынном мире -
Только мы да миражи...
Красота!

Наши скаредные боги
Ничего не говорят,
Облака полны знамений,
Да все какие-то не те.
И стеклянные галактики
Кружатся и звенят
В темноте...

Через желтые пески,
Через серые пески...
Звезды блещут над пустыней,
Словно Божьи маяки.
Саксаул торчит над бездною -
Корявый часовой.
Мы плывем через пустыню
Между небом и землей.
Это все не о любви,
Но при этом и о ней.
Мы плывем через пустыню...
О-эй!

Танец

Jul. 10th, 2013 02:31 pm
tikkey: (заметки на полях)
У Александры выдался нелегкий день,
А вечер будет еще тяжелей.
Александра усталая входит в дом
И задвигает тугой засов.
Вечером праздник, так что вычисти веер,
Будь разумной девою - масла налей.
А за день замучилась неимоверно,
Дрессируя пугливых учеников.

Шторы на окнах, прохлада и сумрак,
В камине - ни соринки, ни уголька!
Жара хватает и на работе,
Как же приятно сидеть впотьмах!
Соседи ее втихомолку жалеют
И пальцами крутят порой у виска.
Но разве за ними приедет карета
С таким-то гербом на зеленых дверях?

А вечером на площади ударят в барабан,
И воплями взорвется толпа зевак,
Факел озарит короткие волосы
И тяжелое платье из кожи и льна.
В вашем городе нет ни одной девицы,
Кто встала бы рядом с огненной птицей.
Александра бестрашно играет с огнем,
То ли танец - то ли война.

Шаг-два-три-колесо!
Огненные змеи шипят в лицо,
Взмах! Взмах! И над головой
Пламя разливается узкой рекой.
Фениксы взлетают из темноты
И садятся на скрещенные шесты,
Вихри пламенных крыльев, огонь и чад...
И зачем они так кричат?..

У Александры нынче был нелегкий день.
Хорошо бы до дома добраться быстрей.
Полночь. Александра заходит в дом
И задвигает тугой засов.
Никто из соседей не должен видеть
Прозрачных багрово-пепельных змей.
Никто из соседей не должен видеть
Черных от копоти петухов.
======================

Собственно, это все было в Феодосии, и феникса Ника даже умудрилась сфотографировать! Примерно так:

tikkey: (сонный тролль)
Серые тучи свинцовой примочкой
Низко плывут мимо труб городских.
Глупая Лилька, курьер-одиночка,
Едет в Мытища на перекладных.
Дальше по плану - на Сходню и Пресню, -
Сколько названий чудных на земле!
Но Лильке все это неинтересно.
Лилька думает о короле.

Как вялым пинком отшвырнув одеяло,
Он просыпается - в спальне темно.
Небо набрякло. Небо устало.
Серая хмарь залепила окно.
Спальня привычно плывет под ногами,
Утро ли, вечер ли - чорт разберет.
Шут из-за двери гремит бубенцами,
Больше соваться никто не рискнет.

Пятый день одно и то же -
С добрым утром, сир, -
Снова пакостные рожи
И постылый мир.
Пушки крепостные давно не палят,
Потому что король пьет неделю подряд.
Денег до получки четыре рубля.
Лилька думает про короля.


Старое кладбище, "Автозапчасти",
За поворотом пора выходить.
Жизнь продолжается только отчасти.
Сколько же можно без роздыху пить.
Лилька готова его ненавидеть -
Сука, ведь вы же король, черт возьми!
Голое поле. Земля в запустеньи.
Сходня и Пресня - успеть до восьми.

После Пресни на Таганку,
Чтобы сдать дела.
Где ты шляешься, поганка,
Позвонить не могла?
Лилька развернется и уйдет домой.
Льется бормотуха в кубок золотой.
Драная клеенка на кухонном столе.
...........
Лилька думает о короле.
tikkey: (заметки на полях)
Она работает курьером,
В основном, по малолетству,
Еще по дури подростковой,
Не прошла, не поступила.
Она работает курьером,
Развозит разные бумаги,
Ей летом будет девятнадцать,
Офигенно! Офигенно!

Она стрижется под мальчишку,
Красит волосы в вишневый,
Носит черную косуху -
Офигенно! Офигенно!
Ей мама с каждого аванса
Украдкой шлет хоть пару тысяч.
Отчим вышвырнул из дома
И сказал: "Убью паскуду".

Она бежала, задыхаясь,
Через город до вокзала,
Брала какие-то билеты.
Сестра приехала с вещами.
И засыпая без матраса
В пять утра на верхней полке,
Сто раз читала смс-ку
"Приезжай и оставайся".

Она работает курьером,
Домой приходит никакая,
Ставит чайник, варит ужин -
Офигенно! Офигенно!
Сегодня Аня будет поздно,
У них по пятницам испанский,
Но Лилька все равно дождется.
Непременно! Непременно!
tikkey: (заметки на полях)
Моя знакомая - дочь воды,
Русалка в плену слишком пышного тела.
Теперь она плачет дни напролет,
А раньше, я помню, неплохо пела.
Английская мода, классический вкус,
И холодная старость не за горами.
она уверена, я боюсь,
Что в жизни нужна лишь коту и маме.

Она идет на работу по ржавым ножам,
По лезвиям босиком,
И мечтает распасться пеной морской.
В общем, думает не о том.

В мифологии наших больших городов
Слишком много несчастных детей и мало мостов.


Мой коллега - бешеный мотоволк
И отчаянный менестрель при этом.
Как просто быть скальдом клана волков,
Когда тебе девятнадцать летом.
А коллега давно уже не щенок,
И в крутых кудрях серебро мерцает.
Это с виду она - молодой полубог,
А так про себя все отлично знает.

И мы порою встречаемся просто так
И треплемся ни о чем.
А на черном небе висит луна
Дамокловым серым мячом.

В мифологии наших больших городов
Слишком много дорог и мало надежных мостов.


В этом городе множество мостовых
И по ним протекают людские реки.
Я стою на камне, гляжу на них -
Такие разные человеки.
Порой не скажешь, кого прибьет
К твоему порогу - считай, причалу,
Но счастливые как-то наперечет,
Все больше в отчаяньи или в печали.

А я просто так, городской музыкант,
Что снизу глядит в высоту.
Улыбнись, прохожий, она тебя ждет
На счастливом хрустальном мосту!
Не плачь, дорогая, горе пройдет
На счастливом хрустальном мосту!
Это, конечно, произойдет.
Мы будем плясать всю ночь напролет
На счастливом хрустальном мосту!

Vesperis

Apr. 23rd, 2013 08:05 pm
tikkey: (заметки на полях)
Прохладный воздух призрачной волною
Моей ладьи летающей крыла
Ласкает, омывает и трепещет.

Я выхожу в глухой полночный час,
Вокруг меня огни и темнота.
Во тьме едва угадываю вещи.

Нет ничего, что не было бы здесь
Наполнено неугасимым светом,
Теплом и ясной тяжестью земной.

Моя ладья застыла на краю
Воздушных волн и распростертой тверди,
Равно раскинув серые крыла.

А я стою - и не могу сдержать
Мучительной и горестной любови
К земле, к домам, к далеким ярким окнам,
И к людям, что баюкают детей,
Которых никогда я не увижу
И не скажу им о своей любви...

Да так ли им нужна моя любовь?
Пора, мой друг... Готовься!.. Улетаем...
tikkey: (заметки на полях)
В среднем тихо по больнице,
Вот и хорошо.
В длинной трубочке прозрачной
Кончилась капель.
Коридоры опустели,
Врач домой ушел,
Где-то в сестринской, я слышу,
Чайник закипел.

А мы с тобой тайком
выходим на ночной балкон
И над городом,
незримо для людей, стоим.
Над Москвой гуляет ветер, и зима кругом.
А завтра будет Вход Господень в Иерусалим.
Завтра будет Вход Господень в Иерусалим...

Как же странно поменялось
Сердце в темноте.
Все, что значило так много,
Ветром унесло.
Стало тусклым и неважным,
И совсем не тем -
Что терзало, раздражало,
Звало и рвало.

Все становится так просто,
Если рядом ночь.
Если смерть шагнула в нашу
Сеть координат.
Ждем прихода промедола,
Смотрим на Москву,
как полночные машины
По шоссе летят.

Ветер-ветер ледяной, мы высоко над Москвой,
Мы сбежали из палаты прогуляться перед сном.
Две минуты - и отбой, возвращаемся домой,
Шаг до двери, три - до койки,
Доброй ночи, Бог с тобой!

За окном мерцает
море трепетных огней.
Ледяной туман
навис, как серый влажный дым.
Спит усталая палата, сны дрожат над ней.
А завтра будет Вход Господень в Иерусалим.
Завтра будет Вход Господень в Иерусалим...

В понедельник назначенье - и со вторника война,
А про пятницу мы оба лучше помолчим.
Мы прорвемся, вот увидишь,
Будет Пасха и весна...
Но завтра будет Вход Господень в Иерусалим...
tikkey: (заметки на полях)
По Чикаго катит волны зеленая река
По Чикаго катит волны мутная зеленая река.
Упаси тебя Бог и все его ангелы
Сделать из нее хоть полглотка.
По Чикаго катит волны мутная зеленая река.

Везде латинос-лепреконос и негры в рыжих париках.
Везде латинос-лепреконос и негры в рыжих париках.
Падди пьяные слегка, то есть на ногах пока...
О-о-оу! День святого Патрика.

А по Москве гуляют группы - три омоновца, четыре казака.
А по Москве гуляют группы - три омоновца, четыре казака.
Дым и вислы коромыслом,
Кружка пива стоит как капот от бьюика.
И толпы ряженых в зеленом -  речь опять-таки идет о казаках.
О-оу! Парад святого Патрика.


А кто такой был святой Патрик? Ну что же, нетрудно сказать.Read more... )
  А то что-то  какой-то долбаный стыд, ни одной путевой песни на русском про святого, кроме про "парад святого Патрика бывает раз в году" или  "Патрик был миссионер, современникам пример, по Ирландии ходил, об Иисусе говорил"... но нельзя же так из крайности в крайность... В пятницу пойдем это дело репетировать с Фанни и Олей, а 15.03 в "Археологии" накануне - и сыграем. С арфой и прочими цимесами.

Кстати, сегодня на закрытии выставки у Ксы (в 19 там Саша "Молодой Бог" Бармен за клавишами, с 20 примерно - я) тоже не удержусь, конечно. Есть у меня причины особенно почитать святого Патрика. Каковы они? Нетрудно сказать. Святой Одран, его возничий, принял мученическую смерть за него 19 февраля, не раньше, не позже. Горжусь, однако. Хотя все ненадежно, размыто, без свидетельств и вообще давно это было, но мне пофиг. Святой Одран, друг и домочадец святого Патрика, дай нам искусство вовремя переключать гнев и, предвидя опасность, принимать верные решения! И типа скоро День святого Патрика!

November 2014

S M T W T F S
      1
2345678
91011 1213 1415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 06:04 am
Powered by Dreamwidth Studios